О проекте О нас Новости Контакты Наш бюллетень
На главную Написать Карта сайта
Мы знаем уже так много о причинах рака,
что не только возможно, но и совершенно необходимо
поставить противораковую борьбу
на рельсы профилактики.

Академик Н.Н. Петров (1947 г.)


Сегодня: 17.01.2018
НОВОЕ НА САЙТЕ

28.07.17
Фитоэстрогены и рак: за и против

14.06.17
Актуальные вопросы профессионального рака в России

05.05.17
О просветительной противораковой работе в современной России

09.03.17
Некоторые наноматериалы и волокна
Материал из серии "Информация из монографий МАИР". Том 111,  2014

31.01.17
Предупреждение и борьба с неинфекционными, в том числе, онкологическими заболеваниями - глобальные, региональные и национальные действия
Обновлен раздел

19.10.16
Некоторые химические соединения, присутствующие в промышленных и потребительских товарах, пищевых продуктах и питьевой воде.
Материал из серии "Информация из монографий МАИР". Том 101,  2013

28.09.16
25 лет работы Московского  онкогенетического регистра
Опыт создания и функционирования  в условиях современной России

01.07.16
Против необоснованной рекламы соляриев
Рекомендации для любителей загорать и пользоваться услугами соляриев

21.06.16
Еще раз о профилактических  вакцинах
Вопросы вакцинопрофилактики некоторых онкологических заболеваний в России

01.06.16
Современные подходы к изучению канцерогенной безопасности, противоопухолевой, антиканцерогенной и гетеропротекторной активности фармакологических препаратов
(выдержки из статьи)

26.05.16
Профилактические противораковые вакцины

11.03.16
Канцерогены в водной среде: некоторые аспекты проблемы

03.03.16
Профилактика рака. 12 путей снижения индивидуального онкологического риска
Последнее издание Европейского Кодекса против рака


 

АРХИВ  МАТЕРИАЛОВ за 2015 год >> 

АРХИВ  МАТЕРИАЛОВ за 2014 год >>

АРХИВ  МАТЕРИАЛОВ за 2013 год  >>

АРХИВ  МАТЕРИАЛОВ за 2012 год  >>

АРХИВ  МАТЕРИАЛОВ за 2011 год  >> 

АРХИВ  МАТЕРИАЛОВ за 2010 год  >> 

АРХИВ МАТЕРИАЛОВ за 2009 год  >>


Производственные факторы и онкологический риск у онкологов

Д.б.н. Л.Г. Соленова
Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина РАМН

 

По статистике в Российской Федерации в 2005 г. численность врачей составила 690,3 тыс., а среднего медицинского персонала – 1529,8 тыс. [7]. Эта многочисленная профессиональная группа весьма разнородна по условиям труда и характеру производственных воздействий. Немалая доля медицинских работников занята лечением онкологических больных и в условиях использования современных методов диагностики и лечения подвергается воздействию вредных профессиональных факторов: ионизирующего и неионизирующего излучения, химиотерапевтических препаратов и других канцерогенных веществ. Работники научно-исследовательских учреждений, изучающие вопросы канцерогенеза и лечения опухолей, также подвергаются воздействию указанных факторов.

Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина РАМН (РОНЦ) является ведущим в России научно-исследовательским и лечебным учреждением, в котором разрабатываются фундаментальные и прикладные аспекты канцерогенеза, синтезируются и изучаются противоопухолевые препараты, осуществляются все виды онкологической помощи больным злокачественными новообразованиями (ЗН). Таким образом, в РОНЦ представлены практически все профессиональные группы, работающие в области онкологии, и контингент его работников является наиболее подходящим объектом для сравнительного изучения онкологического риска в разных профессиональных группах онкологов.

Проведенная в 2002 г. паспортизация РОНЦ как канцерогеноопасной организации показала, что из 2915 работавших то время сотрудников 757 (26%) имели производственный контакт с химическими канцерогенными веществами, внесенными в «Перечень веществ, продуктов, производственных процессов, бытовых и природных факторов, канцерогенных для человека» [6]. Такое соотношение сотрудников, подвергающихся и неподверженных воздействию химических канцерогенов, позволило провести эпидемиологическое исследование онкологического риска методом случай-контроль в контингенте работников РОНЦ.

Было выявлено 193 сотрудника с диагнозом ЗН: 58 мужчин и 135 женщин. Подавляющей части заболевших (94,8%) диагноз был поставлен и проведено лечение в клинике РОНЦ. Соотношение полов (30% мужчин и 70% женщин) близко к половой структуре всего контингента работников РОНЦ (на 1 января 2002 г. 37% сотрудников составляли мужчины и 63% –женщины).

Распределение заболевших ЗН сотрудников по месту работы соответствовало кадровой структуре РОНЦ, в которой наиболее многочисленным является контингент работников, занятых в клинических подразделениях. Среди заболевших они составляли большинство: 58,8% у мужчин и 57,1% у женщин. Работниками инженерно-технической службы были 22,4% заболевших мужчин и 3,7% женщин.

Подавляющее большинство заболевших сотрудников (80%) к моменту постановки диагноза ЗН проработали в РОНЦ более 10 лет. У половины заболевших стаж работы в РОНЦ превышал 20 лет. Группу малостажированных работников, в основном, составили работники вспомогательных служб (лифтеры, уборщики, слесаря и пр.). Многие из них пришли на работу в РОНЦ, уже достигнув пенсионного возраста.

Возрастное распределение заболевших мужчин и женщин существенно различалось: на момент постановки диагноза старше 60 лет было 63% мужчин и 34% женщин.

В нозологической структуре ЗН у мужчин наибольшее число случаев пришлось на опухоли желудка (20%), толстой кишки (20%) и предстательной железы (14%), у женщин – на опухоли молочной железы (33%), шейки и тела матки, яичников (25%).

На основании картотеки и архива отдела кадров РОНЦ была сформирована база данных, включающая сведения о 5122 сотрудниках, работавших в 1985–2004 гг., в том числе 1850 уволившихся за этот период. Сведения о сотруднике включали дату рождения, дату поступления на работу в РОНЦ, место работы и должность, в случае увольнения – дату увольнения и его причину. К заболевшему сотруднику подбиралось 2 контрольных лица по полу, возрасту, году поступления на работу в РОНЦ и дате постановки диагноза ЗН. Важно, чтобы на момент постановки диагноза ЗН заболевшему лицу жизненный статус контрольного лица (наличие или отсутствие у него ЗН) был известен. К трем заболевшим в пожилом возрасте мужчинам удалось подобрать только по одному контролю. Характер работы и производственных воздействий, которым подвергались лица (заболевшие ЗН и контрольные), включенные в исследование, уточнялся по материалам паспортизации РОНЦ, а также путем опроса руководителей и сотрудников подразделений, в которых они работали. Для оценки онкологического риска в профессиональных группах были рассчитаны показатели отношения шансов (ОШ) и их 95% доверительный интервал (ДИ).

При анализе материала были выделены группы работников, представляющие наиболее многочисленные и специфические по характеру работы и производственных воздействий профессиональные группы онкологов. У хирургов, анестезиологов, реаниматологов ведущим вредным профессиональным фактором является нервно-эмоциональное напряжение в сочетании с действием анестетиков и дезинфицирующих веществ [3]. Работники рентгенологических и радиологических подразделений работают с оборудованием, являющимся источником ионизирующего излучения. Большую группу составляют сотрудники, имеющие производственный контакт с химиопрепаратами и другими канцерогенными веществами. В отдельную группу были выделены работники, занимающиеся обработкой и окраской гистологических материалов, подвергающиеся воздействию канцерогенных красителей и формальдегида. Современная медицина немыслима без такой диагностической процедуры как ультразвуковое исследование (УЗИ). Врачи, проводящие УЗИ, выделенные в отдельную группу, находятся под воздействием неионизирующего излучения, относительно влияния которого на человеческий организм нет однозначных данных. Работники аптеки в той или иной степени имеют производственный контакт со всеми лекарственными препаратами, применяемыми для лечения онкологических больных, включая канцерогенные химиопрепараты. Работники вивария имеют прямой контакт с экспериментальными животными, на которых изучается действие различных канцерогенных факторов. Обращаясь с такими животными, работники вивария при контакте с кожными покровами и шерстью животных, а также с их биологическими средами подвергаются воздействию канцерогенов. Еще одна группа работников, которая эпизодически может подвергаться воздействию высоких уровней широкого спектра химических соединений, включая канцерогенные, - работники, осуществляющие ремонт вентиляционного оборудования. Результаты оценки онкологического риска в перечисленных группах работников РОНЦ представлены в таблице 1.

Таблица 1
Онкологический риск в профессиональных группах работников РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН

Профессиональная группа (производственный фактор)

Мужчины

Женщины

Число случаев/
контролей
Отношение шансов,
95% ДИ
Число случаев/
контролей
Отношение шансов,
95% ДИ
Операционный персонал (врачи хирурги, анестезиологи, реаниматологи)

21/16

3,4 (1,5 – 7,8)

10/7

3,1 (1,08 – 9,3)

Сотрудники, работающие с источниками ионизирующего излучения
4/23
0,3 (0,1 – 0,95)
15/30
1,0 (0,5 – 2,0)
Сотрудники, работающие с противоопухолевыми препаратами
3/7
0,8 (0,2 – 3,7)
19/27
1,5 (0,8 – 2,9)
Сотрудники, работающие с канцерогенами (ПАУ, НА, бензол и др.)
2/8
0,5 (0,1– 2,5)
10/17
1,2 (0,5 – 2,9)
Врачи, проводящие УЗИ
3/4
1,5 (0,3 – 8,1)
Работники, осуществляющие гистологическую обработку препаратов
0/2
0,0 (0,0 – 8,0)
5/7
1,5 (0,4 – 5,2)
Аптечные работники
2/2
2,0 (0,2 – 20,2)
Работники вивария
1/1
2,0 (0,0 – 7,4)
4/4
2,0 (0,4 – 9,8)
Работники, обслуживающие вентиляционное оборудование
3/5
1,2 (0,2 – 5,9)
Все сотрудники, имеющие производственный контакт с канцерогенными факторами
34/62
1,2 (0,6 – 2,3)
68/98
1,8 (1,2 –2,8)

Достоверное повышение общего онкологического риска в 3,4 раза выявлено у операционного персонала – мужчин, у женщин – врачей этой группы риск также был повышен на границе статистической значимости (95% ДИ 1,08–9,3). В объединенной группе операционного персонала, включающей мужчин и женщин, общий онкологический риск был статистически значимо повышен: стратифицированное отношение шансов составило 2,5 (95% ДИ 1,4–4,4). Статистически незначимое повышение риска у мужчин отмечено в группе работников вивария и ремонтников вентиляционных систем.

У женщин во всех выделенных группах, за исключением группы, работающей с источниками ионизирующего излучения, в которой риск равен 1,0, было выявлено статистически незначимое повышение риска. Общий онкологический риск в объединенной группе женщин, работающих в контакте с указанными в таблице 1 производственными факторами, достоверно повышен в 1,8 раза. Общий стратифицированный риск у мужчин и женщин, подвергающихся воздействию данных производственных факторов, также был статистически значимо выше: 1,6 (95% ДИ 1,1–2,3).

Анализ риска развития отдельных ведущих локализаций ЗН в выделенных группах сотрудников РОНЦ показал значимое 8-кратное повышение риска рака ободочной и прямой кишки у мужчин, отнесенных к группе операционного персонала. Среди них также выявлено 4 случая опухолей мочевыводящей системы при отсутствии работников этих профессий в соответствующей контрольной группе. Повышение риска развития ЗН предстательной железы и ЦНС в этой группе не достигало уровня статистической значимости (Таблица 2).

Таблица 2
Риск развития отдельных локализаций злокачественных новообразований профессиональных группах работников РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН (мужчины)

Профессиональная группа (производственный фактор)

Локализация злокачественных новообразований

Желудок Ободочная и прямая кишка Предста-
тельная железа
Мочевы-
водящие пути
ЦНС
Операционный персонал (хирурги, анестезиологи, реаниматологи)

1/4*

0,5

(0,02–5,5)

7/3

8,4

(1,2–66,2)

5/3

5,7

(0,8–48,2)

4/0

2/3

1,6

(0,1–25,7)

Сотрудники, работающие с источниками ионизирующего излучения

1/4

0,5

(0,0–5,5)

0/4

1/2

1,0

(0,0–17,7)

1/3

0,6

(0,0–10,0)

0/2

Сотрудники, работающие с противоопухолевыми препаратами

1/0

1/4

0,4

(0,0–4,7)

0/2

0/0

0/3

Сотрудники, работающие с канцерогенами (ПАУ, НА, бензол и др.)

1/1

2,1

(0,0–85,1)

1/4

0,4

(0,01–4,7)

0/4

0/0

0/1

Все группы

4/9

0,9

(0,2–3,4)

9/15

1,1

(0,4–3,3)

6/11

1,1

(0,3–3,8)

5/3

3,7

(0,7–32,0)

2/9

0,4

(0,04–2,2)

Примечание: * Число случаев/число контролей, отношение шансов; в скобках – 95% доверительный интервал.

В отношении других групп работников не было получено статистически значимого повышения или понижения риска ЗН наиболее распространенных локализаций.

У женщин наиболее близко к уровню достоверности было повышение в 3 раза риска рака молочной железы (РМЖ) у сотрудниц, работающих с источниками ионизирующего излучения. В объединенной группе сотрудниц, подвергавшихся изучаемым производственным воздействиям, выявлено повышение риска рака этой локализации в 2,1 раза на границе статистической значимости (95% ДИ 0,96–4,4) (Таблица 3).

Таблица 3
Производственные факторы и риск развития отдельных локализаций злокачественных новообразований у работников РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН (женщины)

Профессиональая группа (производственный фактор)

Локализация злокачественных новообразований

Молочная железа
(С 50)
Репро-
дуктивные органы (С51–С59)
Ободочная и прямая кишка (С18–С20) Гемобластозы (С81–С96)
Операционный персонал (врачи хирурги, анестезиологи, реаниматологи)

2/2*

2,0

(0,2–21,1)

1/1

2,0

(0,0–76,0)

2/1

4,1

(0,3–139,0)

0/1

0,0

(0,0–38,2)

Сотрудницы, работающие с источниками ионизирующего излучения

8/6

3,0

(0,9–10,6)

3/11

0,5

(0,1–2,2)

1/8

0,2

(0,0–2,0)

1/2

1,0

(0,0–18,2)

Сотрудницы, работающие с противоопухолевыми препаратами

11/14

1,7

(0,7–4,6)

4/10

0,8

(0,2–3,0)

1/0

1/1

2,1

(0,0–92,0)

Сотрудницы, работающие с канцерогенами (ПАУ, НА, бензол и др.)

3/6

1,0

(0,2–4,8)

2/6

0,7

(0,1–3,8)

0/0

2/3

1,4

(0,1–15,0)

Врачи, проводящие УЗИ

1/4

0,5

(0,02–4,9)

1/0

0/0

0/0

Работницы, осуществляющие гистологическую обработку препаратов

0/2

0,0

(0,0–8,3)

1/1

2,0

(0,0–76,7)

1/4

0,5

(0,02–5,3)

2/0

Работницы вивария

1/2

1,0

(0,0–5,0)

1/1

2,0

(0,0–76,7)

1/1

2,0

(0,0–84,1)

0/0

Все группы

26/35

2,1

(0,96–4,4)

13/30

0,8

(0,3–1,9)

6/14

0,8

(0,2–3,3)

6/7

3,1

(0,5–23,9)

Примечание: * Число случаев/число контролей, отношение шансов; в скобках – 95% доверительный интервал.

Средний медицинский персонал (медицинские сестры и лаборанты клинических подразделений) является одной из наиболее многочисленных профессиональных групп среди сотрудников РОНЦ. Среди заболевших ЗН сотрудников их доля составила 22,3%. Производственная экспозиция в отдельных группах среднего медицинского персонала существенно различается. Расчет показателей ОШ в соответствии с характером производственных воздействий не выявил в них повышения общего онкологического риска. Он был или на уровне 1,0 или понижен. В этих группах также не было выявлено повышенного или пониженного риска рака отдельных локализаций.

Таким образом, впервые проведенное в нашей стране исследование онкологического риска у работников клинических и экспериментальных подразделений онкологического профиля, подвергающихся воздействию канцерогенных производственных факторов, повышен общий онкологический риск по сравнению с контролем. Как уже указывалось выше, у хирургов, анестезиологов, реаниматологов и персонала отделений интенсивной терапии ведущей производственной вредностью является постоянное нервно эмоциональное напряжение. Постоянный профессиональный стресс, обусловленный физическими и нервно–эмоциональными нагрузками, необходимостью принимать решения в лимите времени, грузом ответственности и пр., ведет к образу жизни, при котором среди способов релаксации преобладают те, которые сопряжены с факторами онкологического риска: курение, употребление алкоголя, недостаток физической активности и т.п. [9]. Показано, что эмоциональный стресс может модифицировать мутагенные эффекты от воздействия ксенобиотиков у человека в сторону их усиления, а степень и спектр генетических повреждений, в частности, в лимфоцитах периферической крови коррелирует со степенью выраженности стресса. Неадаптивный уровень стресса ведет к нестабильности генома и его повышенной чувствительности к действию мутагенов, а, следовательно, и генотоксичных канцерогенов [4, 5].

Согласно отечественным и зарубежным данным врачи и медсестры являются группой повышенного риска РМЖ [2, 8, 13]. Предполагается, что определенную роль в этом может играть работа в ночную смену и, в связи с этим, снижение выработки мелатонина – естественного антиоксиданта [1, 14]. В нашем исследовании у медсестер повышения риска этой опухоли по сравнению с сотрудницами контрольной группы не обнаружено: ОШ 0,8 (95% ДИ 0,3–2,6).У сотрудниц РОНЦ повышение риска возникновения РМЖ на границе статистической значимости наблюдалось в объединенной группе женщин, испытывающих воздействие неблагоприятных производственных факторов.

Общепризнанным фактором риска развития РМЖ является ионизирующее излучение. Не является исключением и производственная экспозиция к этому фактору у медицинских работников. Так, у финских врачей-женщин, работающих с источниками ионизирующего излучения, частота РМЖ была повышена в 1,7 раза (95% ДИ 1,0–3,1) по сравнению с врачами других специальностей [11]. У сотрудниц РОНЦ, работающих с источниками ионизирующего излучения, риск РМЖ был повышен в 3 раза, не достигая уровня статистической достоверности. При малом числе имеющихся случаев и отсутствии, в частности, информации о репродуктивном поведении, важной для оценки риска РМЖ, невозможно обоснованно делать вывод о влиянии профессионального воздействия ионизирующего излучения в изучаемой группе.

Канцерогенными цитостатиками, применяемыми в химиотерапии опухолей, могут быть загрязнены упаковка препаратов, воздух рабочей зоны, рабочие поверхности процедурных помещений. Их воздействию персонал подвергается при приготовлении растворов лекарств и манипуляциях, связанных с введением их больным. Возможно их попадание на кожу при прямом контакте с биосредами больных, получающих химиотерапию. По данным литературы у медицинского персонала (врачей, медсестер, санитарок), имеющего производственный контакт с цитостатиками, наблюдается повышение мутагенности мочи, частоты хромосомных аббераций, обмена сестринских хроматид. У них чаще отмечается нарушение репродуктивной функции (выкидыши, бесплодие, врожденные пороки развития, рождение маловесных детей) [10, 12, 15]. Нами не обнаружено литературных данных, касающихся онкологического риска среди врачей-химиотерапевтов. Возможно, из–за малого числа случаев ЗН и низких уровней воздействия не выявлено статистически значимого повышения риска у сотрудников РОНЦ, имеющих дело с химиотерапевтическими препаратами.

В целом, полученные данные могут служить основанием для дальнейшего накопления материалов и изучения онкологического риска в профессиональных группах онкологов с целью получения большего объема данных и более убедительных результатов.

 

Литература

1. Анисимов В.Н., Виноградова И.А. // Вопр. онкол. – 2006, – №5. –С.491–498.

2. Бульбулян М.А. // Вестн. РАМН. – 1996. – №3. – С. 19–20.

3. Измеров Н.Ф. Труд и здоровье медиков. Актовая эрисмановская лекция. I Всероссийский конгресс «Профессия и здоровье» 19–21 ноября 2002 г. Москва. 32с.

4. Ингель Ф.И., Прихожан А.М. // Гиг. и сан. – 2002. – №1. – С. 13–19.

5. Ингель Ф.И. // В кн. Неинвазивные методы в оценке здоровья населения. М. – 2006. – С. 259–273.

6. Перечень веществ, продуктов, производственных процессов, бытовых и природных факторов, канцерогенных для человека: Гигиенические нормативы.– М.: Федеральный центр госсанэпиднадзора Минздрава России.– 1999. – 23 с.

7. Российский статистический ежегодник 2006: Стат.сб. / Росстат. – 2006. – С. 266, 269.

8. Andersen A., Kjǽrheim K. //Scand.J.Work Environ. Health. – 2007. – Vol. 33. – N1. – P. 66–73.

9. Belkic K., Nedic O. // J. Occup Health. – 2007. – Vol. 49. – N1. – P. 61–71.

10. Connor T.H. // Ann. N. Y. Acad. Sci. – 2006. – Vol. 1076. – P. 615–623.

11. Jartti P., Pukkala E., Utti J., Auvinen A. // Scand. J. Work Environ. Health. – 2006. – Vol. 32. – N5. – P. 368–373.

12. Laffon B., Teixeira J.P., Silva S., et al. // Am. J. Ind. Med. – 2005. – Vol. 48. – P. 128–136.

13. Lie J–AS, Andersen A., Kjǽrheim K. // Scand. J. Work Environ. Health. – 2007. – Vol. 33. – N 1. – P. 66–73.

14. Schernhammer E.S.,Laden F., Speizel F.E. et al. //J. Natl. Cancer Inst. –2001. – Vol. 93. – P. 1563–1568.

15. Sorsa M., Hämeila M., Järviluoma E. //Ann. N. Y. Acad. Sci. – 2006. – Vol. 1076. – P. 628–6.

 





ИНФОРМАЦИЯ

Профилактика неинфекционных заболеваний
Глобальные, региональные и национальные действия по предупреждению и борьбе с неинфекционными, в том числе, онкологическими заболеваниями

Монографии Международного агентства по изучению рака (МАИР) по оценке канцерогенного риска для человека
Краткая информация


Полезные материалы на других сайтах:

www.ronc.ru  ФГБУ "Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина" РАМН

www.mnioi.ru  Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена Росздрава

www.niioncologii.ru ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России"

www.mednet.ru  ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава РФ

www.pror.ru  Противораковое общество России

www.oncology.ru  Kрупнейший русскоязычный ресурс по онкологии -- научный журнал и центр обмена информацией для специалистов

www.help-patient.ru  Просветительный портал для пациентов и всех интересующихся проблемой онкологии

-------------------------------------------
Печатное издание вышедших номеров информационного бюллетеня "ПЕРВИЧНАЯ ПРОФИЛАКТИКА РАКА" (2005-2008) можно заказать по адресу: 115478, г. Москва, Каширское шоссе, 24, а/я 35